La Francia è pronta al socialismo

Le urne, le scrivanie, le cabine, le penne — tutta l'infrastruttura delle circoscrizioni elettorali è pronta ad accogliere il socialismo domani domenica. Le porte si aprono domani alle otto. Venite e votate. Benvenuto, Signor Hollande. Benvenuto, il socialismo. Benvenuta, la miseria. 
la marie de Ségny

Зачем бояться того, чего нет и никогда не будет?

Всего лишь заурядные выборы — и уже читаем: в Москве “беспрецедентное количество военных и полиции”, “[город как] один большой военный лагерь“, “какой-то ад, никогда еще не было столько полиции“. Опять ОМОН, опять автозаки и металлические заграждения.
autozak
Вам до сих пор страшно что ли, господа мигалочники? Несогласных боитесь? Болотных? Да полноте! Вам за тонированными стёклами, поди, не видно, но я вам скажу, что тезис о “раскачивании лодки” и “оранжевой угрозе” вами очень сильно преувеличен. Симпатизирующие Болотному движению — это от силы пять процентов населения. Вам некого бояться. Реальность такова, что сторонников традиционных европейских ценностей (свобода, ответственность, право, законопослушность, самоуважение, частная собственность, интернационализм, либерализм, индивидуализм, гуманизм, терпимость и стремление к компромиссу, инициативность, гражданский контроль над государством, качественно сделанная работа и богатство как её следствие, демократия и разделение властей, эмансипация, отделение церкви от государства, равенство возможностей, общественная солидарность) в России вопиюще мало. Нет спроса на этот товар, не завезли. Вроде, пошло мало-мало в феврале 1917 и августе 1991 — но нет, оказалось фальстарт — россияне вернулись к привычным вековым идеалам. Бельгийское пиво, немецкие автомобили, французские духи, британское образование, итальянское вино, голландский сыр, испанская плитка, финский телефон, швейцарский счёт — это всем нравится, а образ мысли западных стран — ни в какую.

Ну и кого бояться-то? Ну выйдут двое-трое фриков, ну покричат что-то о свободе какой-то. Это маргиналы. 5% против 95% — это слон и моська в области статистической погрешности.

Так было не всегда, и вы помните ту самую первую Болотную в августе 1991-го.  Выйдя утром из дома, мы, сами того не понимая, к вечеру того же дня изменили мир. Изменили играючи — просто потому, что не отсиделись у телевизоров, а подняли зады и вышли на улицы. Только и всего! Мы — фактически дети! — с  мороженым в руках за два дня завалили КПСС, которая была гораздо сильнее и страшнее сегодняшних вас — беспринципных мигалочников с крякалками. Сдать в утиль красного колосса с пятимиллионной армией на одной шестой суши оказалось до смешного просто — понадобились двое суток, сила духа и чувство собственного достоинства. Не сложнее уволить и вас, только почти уже некому. В 91-м неравнодушных и смелых было гораздо больше, именно поэтому в перестроечные годы Россия была интересной, яркой, молодой страной, вызывавшей уважение и симпатию у нормальных людей. Сегодня на Болотной-2012 качественно по-прежнему лучшие люди России, но количественно — это маленькая горстка мечтателей не от мира сего, которые при всеобщем избирательном праве чисто арифметически не сравнятся с диктатом 95% российского электората, который искренне исповедует совсем другие ценности, прямо противоположные европейским.

Я жил в путинской России почти пять лет, общаясь по большей части с интеллектуально продвинутой, хорошо образованной, успешной публикой из московских бизнес-центров и вип-лаунджей. И за эти годы я встретил в России только одного (sic! ещё раз — од-но-го) несогласного, который не был согласен с тем, что об него можно вытирать ноги и который активно защищал свои права гражданина на всех уровнях — от кассирши в магазине до мэра Москвы (Лёша, привет!). У всех остальных были или уютные объяснения своему бездействию, или полное непонимание необходимости действия и наличия гражданских прав в принципе. Одного! За пять лет!  Да какие 5%, это я хватил. Извините, беру свои цифры обратно.  Конечно, меньше, много меньше.

Так что ваши страхи перед проевропейской оранжевой революцией беспочвенны и смешны. Не надо гнать волну и тратить ресурсы. Если бы я был мигалочником (не дай бог, конечно) я охранял бы несогласных как исторический реликт, редкий экземпляр — пылинки бы сдувал с этих людей, хотя бы для международных симпозиумов. Это ж уходящая натура, последний пароход в Марсель, и наряду с Петербургом — единственный аргумент в пользу того, что Россия — это часть Европы не только географически. Я бы даже не пожмотился и пожертвовал часть вбросов в пользу либералов, чтобы не так грустно было бы читать отчёты ЦИКа — моментальные снимки из подведомственных сатрапий.

Господа мигалочники! Я призываю вас расслабиться, не устраивать больше никаких каруселей, не тратить деньги на солярку для автозаков, не травить никого, не винтить, а успокоиться и получать удовольствие от жизни, раз уж вам так повезло с народом. Зачем вам искать проблемы там, где их попросту нет — вот вам согласная пофигистическая страна, вот вам 95-99% подданных, добровольно и независимо от вас исповедующих ровно ваши же, те же самые феодальные ордынские ценности, вот вам суверенный “особый путь”, вот вам послушный народ-страстотерпец со вздохами и с от века известными объяснениями “с нами по-другому нельзя”, “у нас огромная страна”, “бог терпел и нам велел”. По Конституции ваша власть исходит от народа, а народ-то как раз, как мы только что в очередной раз убедились, хочет вас, именно вас, своих родных, понятных и близких, а не какой-то там европейской неведомой фигни. Всё же сошлось, вы же нашли друг друга, так совет да любовь! Расслабьтесь вы уже, в самом деле.

“Toutes les civilisations ne se valent pas”. Mais évidemment!

Claude Guéant a constaté une chose évidente comme s’il avait constaté que toutes les voitures n’étaient pas les mêmes. Mais certainement les voitures ne se valent pas. Et les maisons ne sont pas les mêmes. Et les quartiers. Et les gens. Et leurs civilisations. Jour ≠ nuit, bon ≠ méchant, grand ≠ petit.

Le régime soviétique était lui-même une civilisation à part entière avec ses lois, ses coutumes, ses mœurs, son idée nationale, sa culture, ses fêtes, ses dieux, son idéologie, ses valeurs. Cette civilisation a fleuri pendant 74 ans; nous y trouvons tous les attributs d’une civilisation, d’ailleurs toujours vivante. Vous, les critiques de Claude Guéant, oserez-vous affirmer qu’après le Goulag toutes les civilisations se vaillent?

La proposta a Putin

Ho proposto a Putin di abolire tutti i giorni festivi russi tranne uno (il Capodanno) o due ( + ancora la festa nazionale). Il numero dei giorni festivi resterebbe lo stesso, ma questi giorni diventerebbero mobili per permettere a ciascuno di scegliere le date da sé aggiungendoli al suo credito di vacanze annuale. Sarebbe una soluzione giusta, flessibile ed efficace che farebbe finita col il sistema attuale molto stupido, quando non è possibile lavorare con la Russia dal 24 dicembre (il Natale occidentale) al 15 gennaio (il “vecchio Capodanno” russo). La misura sarebbe stata benefica é per l’economia, é per i cittadini.

Vedremo cosa dirà e sopratutto — farà.

Ecco l’originale della proposta:

“Предлагаю простую и справедливую реформу выходных дней в РФ. Нужно сделать один-единственный коллективный праздник — 1 января, раз уж всё равно все в отключке. Можно второй коллективный праздник ввести — День России, к примеру. Кстати, народу понравилось бы, если бы Днём России стало 9 мая.

Один, много – два дня коллективного загула, не больше. А все остальные выходные дни добавить людям к отпуску!  Все без исключения россияне будут счастливы. Перед началом года каждый работник будет оповещать своего работодателя о том, как он планирует свой удлинённый отпуск в наступающем году. В то время как лыжник поедет на две недели в Альпы, его коллеги-дачники будут работать в зимнем городе, чтобы оторваться на грядках “на майские”, пока безземельный лыжник будет работать. Раздолье для верующих — православный сможет отмечать хоть все двунадесятые праздники, потому что дней предостаточно. Иудей отдыхает в осеннюю неделю, мусульманин — в соответствии с лунным календарём, любитель гендерных праздников отрывается в феврале и марте, коммунист заявляет свои красные дни, а атеист просто удлиняет свой отпуск когда хочет.  Никто никому ничего не навязывает. Семьи могут заявлять отпуск синхронно и проводить удлинённый отпуск вместе без ущерба для своих предприятий.

Люди отдыхают ровно столько же (отпуск + 15 плавающих дней), но при этом эффект реформы потрясающий: заводы не встают, страна не замирает, экономика работает, биржи открыты, ВВП растёт. Никаких безумных переносов “учимся в субботу во пятнице”, никакого замедления перед и раскачки после “праздников”. Не будет и антиконституционной религиозной дискриминации — отдыхать 7 января выберут те, для кого этот день имеет значение. Меньше будут пить и тупить — тоже немаловажный факт в биографии. И главное — справедливо, прозрачно, эффективно и очень просто.”

А то с 24 декабря по 15 января c Россией вообще невозможно работать — никого нет. Вылетает три недели при том, что реальный праздник-то, по сути, это всего один день.

Sforzo personale

In mezzo alla crisi il giornale francese Le Figaro ha proposto ai suoi lettori il sondaggio con la domanda seguente: Siete pronti a fare uno sforzo personale per ristabilire il bilancio dello Stato francese?.


Tra 58’995 lettori che hanno risposto, 54% hanno detto “Sì”. Cin-quan-ta quatt-ro per cen-to! Non riesco a capirlo. Questo stato sociale ruba ogni mese la metà del vostro reddito — e siete d’accordo di gli dare ancora? Questo sistema sociale che demotiva la gente, favorisce la disoccupazione e il parassitismo, uccide l’iniziativa privata e non permesse di parlarne — volete gli dare un po della seconda metà che vi resta? Con il sempre crescendo 84% del debito pubblico vs. PIB, egli gestiscono male il nostro denaro e voi, i 54%, credete che ce non sia basta?

Il capitalismo a formato la Francia e l’Europa, ma il socialismo le ucciderà. L’infezione rossa ha raggiunto il cervello francese (e europeo) a 54%. La diagnosi è grave.

 

Яких інших?!

О! Був я отут на виборах без вибору. 2 грудня, 15:30, Москва, виборча дільниця №1895 Південного округу середній школі №583. Людей мало, усе похмуро в порівнянні з попередніми волевиявленнями. Проголосував.  Підходжу до стола голові виборчої комісії, де сидить дідуля і чемно цікавлюся, чи присутні на нашої ділянці спостерігачі від політичних партій.

— Так от вони сидять, – каже дiдуля й махає рукою на двох сумовитіх статистів, якi щось читають у сторонці й ніяк не цікавляться, що відбуваються.

— А кажить менi, пане голова, від яких вони партій ? — довідуюся я.

— Ну як це “від яких”, – каже дідусь роздратовано, — від “Єдиної Росії”. Що за дивні питання?

— Нічого дивного я в цьому не бачу. А ці спостерігачі, вони обидва від “Єдиної Росії”?

— Та ні, другий від якоїсь іншої партії, від КПРФ, здається менi. Я не цікавився, — гордо заявляє голова.

— А від інших партій ще є спостерігачі? — продовжую я настирливий допит.

— Від яких ще інших???

— Так від будь-яких інших. Ну, наприклад, від “Яблока”. Або від СПС.

— А при чому отут СПС?, — щиро дивується дідусь, так, начебто я запитав його про тевтонвцях або про “Аль-Каїду”.

— Як це “при чому”? — тепер настала моя черга дивуватися, — при тому, що вони отут у виборчому списку, треба підняти очі на розвішані всюди плакати й переконатися в цьому. Для пана це дивно? Вам як голові виборчої комісії варто було б знати таку просту річ як список партій, який можна порахувати на пальцях двох рук і одної ноги.

— Тю, — каже дедуля, — це так, точно СПС в списку. Отжеж компот! А як же вони туди потрапили? Хто їм дозволив? Чудеса в решеті! Але ж нічого, цю помилку ми наступного разу усунемо, не турбуйтеся. Наступного разу все буде чисто. Явлінський – той ще ладно, бог з ним, нехай буде, бо він нешкідливий. А от СПС цей останній раз на виборах, це я вам обіцяю. Чого удумали — на вибори їм! От до чого мир дійшов!

— Дозвольте, пане голова, — я намагаюся тримати себе в руках, — а по якому праві ви виносите вироки й взагалі привселюдно виражаєте думку із приводу ваших особистих політичних пристрастей, яке мене зовсім не цікавить?

— Не провокуйте його! — вмішується дiвчинка помічниця.

— Але ж дозвольте! — не витримую я, — передвиборна агітація закінчилася, будь-яка пропаганда в день виборів взагалі заборонена, ТИМ більше безпосередньо на виборчій дільниці й ТИМ більше з вуст самого голови виборчої комісії!!!

— Не буде більше СПС і всяких там, не буде! — продовжував дідусь сам. — Кому вони тепер потрібні? Скінчилася ваша влада! От де ви усе в нас будете! От ужо я вам! — продовжував він стискати кулаків і сперечатися вже з уявлюваним опонентом.