Почти Америка

Сети расставлены

Советский Союз жил своё последнее лето. Уже объединилась Германия, из СССР стали выпускать, а бо́льшая часть республик провозгласила независимость — Перестройка была в апогее. Это замечательное время открыло двери, окна, шлюзы и переборки, и на просторы Восточного блока хлынуло огромное количество всего — информации, идей и людей, среди которых в большом количестве были разнообразные гуру и пастыри. Идеологические ниши пустовали, и путь был открыт для всех без исключения.

По очевидным причинам, особенно лакомым кусочком для всевозможных ловцов душ были советские вузы. Continue reading

Двадцать шлагбаумов до свободы

День первый. Хорошенькое дельце на государственной границе.

“Главное — поскорее дотянуть до Евросоюза, а там можно и расслабиться, — настраивал я себя, выезжая на машине за ворота подмосковного дома. — Вставлю в глаза спички, обопьюсь кофе, но газ сброшу только за Бугом”. Впереди лежали пять стран и 3000 км до Женевы. Я уезжал из России c вещами, во второй раз в жизни с вещами, но в этот раз — навсегда.

Машина на российских транзитных номерах тоже покидала Россию навсегда и была загружена под завязку кухонной утварью, летними колёсами, инструментами, книгами, костюмами — в общем, обычный набор переселенца. Впереди сидело чудище с туловищем из ватного одеяла и подушкой вместо головы, которую венчала венецианская маска Чумного Доктора. Где-то в глубине  салона позвякивала мясорубка. На каждой, собака, кочке!

mapНачало марта 2011 года, раннее промозглое утро с позёмкой и туманом. В пять утра московские водители ещё спят, поэтому вести машину можно относительно спокойно, не опасаясь мигалковых, слалома через пять рядов, обгона по аварийке, обсигналивания, отжиманий, “учёбы” и прочей энциклопедии русской жизни. Только когда московский водитель ещё лежит в своей колыбельке, можно вдруг снова ощутить, что вождение — это вообще-то удовольствие, а ПДД (surprise!) вообще-то существуют. Новая Рига и МКАД вымерли, а на Минке начал собираться ручеёк умников, спешащих проскочить в Москву до пробок, но то ж было навстречу. На запад (и Запад) я ехал, похоже, совершенно один.   Continue reading

Зачем бояться того, чего нет и никогда не будет?

Всего лишь заурядные выборы — и уже читаем: в Москве “беспрецедентное количество военных и полиции”, “[город как] один большой военный лагерь“, “какой-то ад, никогда еще не было столько полиции“. Опять ОМОН, опять автозаки и металлические заграждения.
autozak
Вам до сих пор страшно что ли, господа мигалочники? Несогласных боитесь? Болотных? Да полноте! Вам за тонированными стёклами, поди, не видно, но я вам скажу, что тезис о “раскачивании лодки” и “оранжевой угрозе” вами очень сильно преувеличен. Симпатизирующие Болотному движению — это от силы пять процентов населения. Вам некого бояться. Реальность такова, что сторонников традиционных европейских ценностей (свобода, ответственность, право, законопослушность, самоуважение, частная собственность, интернационализм, либерализм, индивидуализм, гуманизм, терпимость и стремление к компромиссу, инициативность, гражданский контроль над государством, качественно сделанная работа и богатство как её следствие, демократия и разделение властей, эмансипация, отделение церкви от государства, равенство возможностей, общественная солидарность) в России вопиюще мало. Нет спроса на этот товар, не завезли. Вроде, пошло мало-мало в феврале 1917 и августе 1991 — но нет, оказалось фальстарт — россияне вернулись к привычным вековым идеалам. Бельгийское пиво, немецкие автомобили, французские духи, британское образование, итальянское вино, голландский сыр, испанская плитка, финский телефон, швейцарский счёт — это всем нравится, а образ мысли западных стран — ни в какую.

Ну и кого бояться-то? Ну выйдут двое-трое фриков, ну покричат что-то о свободе какой-то. Это маргиналы. 5% против 95% — это слон и моська в области статистической погрешности.

Так было не всегда, и вы помните ту самую первую Болотную в августе 1991-го.  Выйдя утром из дома, мы, сами того не понимая, к вечеру того же дня изменили мир. Изменили играючи — просто потому, что не отсиделись у телевизоров, а подняли зады и вышли на улицы. Только и всего! Мы — фактически дети! — с  мороженым в руках за два дня завалили КПСС, которая была гораздо сильнее и страшнее сегодняшних вас — беспринципных мигалочников с крякалками. Сдать в утиль красного колосса с пятимиллионной армией на одной шестой суши оказалось до смешного просто — понадобились двое суток, сила духа и чувство собственного достоинства. Не сложнее уволить и вас, только почти уже некому. В 91-м неравнодушных и смелых было гораздо больше, именно поэтому в перестроечные годы Россия была интересной, яркой, молодой страной, вызывавшей уважение и симпатию у нормальных людей. Сегодня на Болотной-2012 качественно по-прежнему лучшие люди России, но количественно — это маленькая горстка мечтателей не от мира сего, которые при всеобщем избирательном праве чисто арифметически не сравнятся с диктатом 95% российского электората, который искренне исповедует совсем другие ценности, прямо противоположные европейским.

Я жил в путинской России почти пять лет, общаясь по большей части с интеллектуально продвинутой, хорошо образованной, успешной публикой из московских бизнес-центров и вип-лаунджей. И за эти годы я встретил в России только одного (sic! ещё раз — од-но-го) несогласного, который не был согласен с тем, что об него можно вытирать ноги и который активно защищал свои права гражданина на всех уровнях — от кассирши в магазине до мэра Москвы (Лёша, привет!). У всех остальных были или уютные объяснения своему бездействию, или полное непонимание необходимости действия и наличия гражданских прав в принципе. Одного! За пять лет!  Да какие 5%, это я хватил. Извините, беру свои цифры обратно.  Конечно, меньше, много меньше.

Так что ваши страхи перед проевропейской оранжевой революцией беспочвенны и смешны. Не надо гнать волну и тратить ресурсы. Если бы я был мигалочником (не дай бог, конечно) я охранял бы несогласных как исторический реликт, редкий экземпляр — пылинки бы сдувал с этих людей, хотя бы для международных симпозиумов. Это ж уходящая натура, последний пароход в Марсель, и наряду с Петербургом — единственный аргумент в пользу того, что Россия — это часть Европы не только географически. Я бы даже не пожмотился и пожертвовал часть вбросов в пользу либералов, чтобы не так грустно было бы читать отчёты ЦИКа — моментальные снимки из подведомственных сатрапий.

Господа мигалочники! Я призываю вас расслабиться, не устраивать больше никаких каруселей, не тратить деньги на солярку для автозаков, не травить никого, не винтить, а успокоиться и получать удовольствие от жизни, раз уж вам так повезло с народом. Зачем вам искать проблемы там, где их попросту нет — вот вам согласная пофигистическая страна, вот вам 95-99% подданных, добровольно и независимо от вас исповедующих ровно ваши же, те же самые феодальные ордынские ценности, вот вам суверенный “особый путь”, вот вам послушный народ-страстотерпец со вздохами и с от века известными объяснениями “с нами по-другому нельзя”, “у нас огромная страна”, “бог терпел и нам велел”. По Конституции ваша власть исходит от народа, а народ-то как раз, как мы только что в очередной раз убедились, хочет вас, именно вас, своих родных, понятных и близких, а не какой-то там европейской неведомой фигни. Всё же сошлось, вы же нашли друг друга, так совет да любовь! Расслабьтесь вы уже, в самом деле.

La proposta a Putin

Ho proposto a Putin di abolire tutti i giorni festivi russi tranne uno (il Capodanno) o due ( + ancora la festa nazionale). Il numero dei giorni festivi resterebbe lo stesso, ma questi giorni diventerebbero mobili per permettere a ciascuno di scegliere le date da sé aggiungendoli al suo credito di vacanze annuale. Sarebbe una soluzione giusta, flessibile ed efficace che farebbe finita col il sistema attuale molto stupido, quando non è possibile lavorare con la Russia dal 24 dicembre (il Natale occidentale) al 15 gennaio (il “vecchio Capodanno” russo). La misura sarebbe stata benefica é per l’economia, é per i cittadini.

Vedremo cosa dirà e sopratutto — farà.

Ecco l’originale della proposta:

“Предлагаю простую и справедливую реформу выходных дней в РФ. Нужно сделать один-единственный коллективный праздник — 1 января, раз уж всё равно все в отключке. Можно второй коллективный праздник ввести — День России, к примеру. Кстати, народу понравилось бы, если бы Днём России стало 9 мая.

Один, много – два дня коллективного загула, не больше. А все остальные выходные дни добавить людям к отпуску!  Все без исключения россияне будут счастливы. Перед началом года каждый работник будет оповещать своего работодателя о том, как он планирует свой удлинённый отпуск в наступающем году. В то время как лыжник поедет на две недели в Альпы, его коллеги-дачники будут работать в зимнем городе, чтобы оторваться на грядках “на майские”, пока безземельный лыжник будет работать. Раздолье для верующих — православный сможет отмечать хоть все двунадесятые праздники, потому что дней предостаточно. Иудей отдыхает в осеннюю неделю, мусульманин — в соответствии с лунным календарём, любитель гендерных праздников отрывается в феврале и марте, коммунист заявляет свои красные дни, а атеист просто удлиняет свой отпуск когда хочет.  Никто никому ничего не навязывает. Семьи могут заявлять отпуск синхронно и проводить удлинённый отпуск вместе без ущерба для своих предприятий.

Люди отдыхают ровно столько же (отпуск + 15 плавающих дней), но при этом эффект реформы потрясающий: заводы не встают, страна не замирает, экономика работает, биржи открыты, ВВП растёт. Никаких безумных переносов “учимся в субботу во пятнице”, никакого замедления перед и раскачки после “праздников”. Не будет и антиконституционной религиозной дискриминации — отдыхать 7 января выберут те, для кого этот день имеет значение. Меньше будут пить и тупить — тоже немаловажный факт в биографии. И главное — справедливо, прозрачно, эффективно и очень просто.”

А то с 24 декабря по 15 января c Россией вообще невозможно работать — никого нет. Вылетает три недели при том, что реальный праздник-то, по сути, это всего один день.

Туалет в хорошие руки (на правах рекламы)

О-о-о, это чудесный деревянный туалет с дверью и добротной крышей. На одну персону. Grand classique, без наворотов и фарша. Строители уехали, и туалет заскучал без нового хозяина.

Этот супертуалет свежевыкрашен в весенний цвет любви. Совместим с системами Yama и Vedro. Прекрасно влезает в кузов Газели в собранном состоянии, суетиться разбирать не надо. Вам также не надо убиваться, злобно мастерить что-то кривое из гнилых обрезков, вам надо просто прыгнуть в тёплую Газель и забрать готовый туалет у меня за смешную сумму, за сумму друзей.  Да ладно, берите бесплатно!

Да-да, бесплатно! Это не шутка. Так что милости прошу самовывозить. Можно свистнуть деревенских пастушков, и они за символическое вознаграждение помогут вам взгромоздить мой тубзик в ваш роллс-ройс. Вам останется только выгрузить его в облюбованном месте вашего вишнёвого сада и вырезать традиционное сердечко на двери.

Так вперёд же! Туалет с нетерпением ждёт своего нового хозяина.

Многоканальный колл-центр: +7 916 104 5115  
Пароль "Туалет мечты". Отзыв: "Бесплатно"

Не поехали, а полетели

место первого пилота на Сессне-150

Я люблю небо. 22 октября 2755г. от основания Рима мне пришла идея съездить в аэроклуб полюбоваться на самолёты, потусоваться среди пилотов-любителей, заглянуть в их счастливую жизнь.

В аэроклубе при аэропорте Шарлеруа (код ICAO = EBCI, код IATA = CRL) никого не было. Я пошатался по комнатам, посмотрел полётные карты, полистал авиационные журналы. Вернувшийся с полёта инструктор, пожилой воздушный волк Поль Ван Дивут, сначала разобрал полёт с учеником, потом ответил на все мои многочисленные вопросы. Выяснилось, что сумма полного курса обучения на простейшие права (медкомиссия, теория, экзамены и 45 часов налёта) колеблется около EUR 7500. Второй момент: лётные права надо каждые 2 года подтверждать, т.е. летать определённое количество часов в год. Обязаловка, конечно, хоть и приятная. Третий печальный момент: всё это даёт разрешение только на визуальный полёт, т.е. при хорошей видимости. Полёт по приборам, самое оно, — это только следующий этап.

Разговорились. Continue reading